RSS

Из воспоминаний Анатолия Березового

21 Фев

В 1982 году, в июле месяце, в Центр управления полетом космического комплекса «Союз Т-5» — «Салют-7» пришла телеграмма от работников совхоза «Адыгейский», на полях которого в школьные годы трудился уроженец посёлка Энем — будущий летчик-космонавт, командир экипажа Анатолий БЕРЕЗОВОЙ. В послании земляки рапортовали об успешном завершении уборки колосовых и передавали своему герою горячий привет, ведь из миллионов людей лишь единицы становятся космонавтами и прославляют свой родной край. Слова «Мой земляк летал в космос!» — это, пожалуй, самые гордые слова, славные и радостные. Анатолий Николаевич Березовой – сын Адыгеи, который совершил космический полет, вошедший в международную Книгу рекордов Гиннеса, как самое продолжительное пребывание в космосе – 211 суток.

Родившийся в послевоенную пору Анатолий Николаевич, в детстве о космическом будущем, естественно и не чаял. Мальчика из простой рабочей семьи отличало то, что он был очень смышленым, трудолюбивым и никогда не страшился трудностей. Очевидно, что эти качества и стали прочным фундаментом для развития будущего покорителя космоса. «Началось всё с того, — рассказывает Анатолий Николаевич – что по окончании школы на семейном совете решали мою дальнейшую судьбу. Все старшие сошлись на мнении, что я должен быть инженером, а каким инженером они не понимали, и я не понимал».

В то лето юноша из Энема поехал поступать в престижный Новочеркасский политехнический институт. Шанс стать его студентом был велик: документы у серебряного медалиста Березового приняли легко, да и сам он был уверен в своих силах. Однако судьба оказалась прозорливее, и внесла свои коррективы. «Началась подготовка к вступительным экзаменам, — вспоминает Анатолий Николаевич – в доме, который был устроен как общежитие, нас было около 15 ребят, приехавших поступать. Я смотрел – все они аж дрожали от волнения, а мне было абсолютно безразлично. Видимо, я в школе слегка перегорел: с первого класса похвальные грамоты, медаль, и у меня уже не было энтузиазма поступать и снова садиться за парту. Я решил для себя: надо от учебы отдохнуть, год поработаю, а дальше ясно будет».

Предприятий с вакансиями, где требовались ученики, в Новочеркасске было очень много, но везде Анатолия Березового ждал отказ. Принимать юношу призывного возраста считалось нецелесообразным, ведь гарантии, что после армии он вернётся на этот завод, не было никакой. Однако, отступаться от цели – не в характере Анатолия Николаевича, поэтому кадровую службу очередного предприятия он стал брать штурмом: «Я буду ходить к вам до тех пор, пока вы меня не возьмёте». Через две недели Березовой был принят на завод «Нефтемаш» в ученики токаря. Правда, общежития новому ученику не дали, сослались на отсутствие мест. Будущий покоритель космоса снова вышел из положения и подобрал жилье по средствам: «Устроился в частном секторе, но это была даже не комната, а койка на двоих: пока один работал, другой спал, и наоборот».

Поинтересовавшись о том, как отнеслись к такому повороту родители, я окончательно убедилась в силе характера Анатолия Николаевича: «Когда я определился в выборе, родителям писать не стал, решил: чтобы не препятствовали, сначала сделаю, потом сообщу. А поступив на завод, написал: «Не волнуйтесь, у меня всё хорошо, я уже ученик токаря по металлу, институт отложил на год».

«А на заводе мне очень понравилось, — делится воспоминаниями Березовой — приставили меня к очень хорошему учителю, до сих пор его помню, Иван Петенев, ему было тогда 27 лет, и в этом цеху он был токарь номер один. В самом начале он мне сказал: «Что тебе шесть месяцев учиться? Сходи в библиотеку, набери книг по резке металла и быстренько изучи теорию, а на практике я тебя подтяну». Так и поступил Анатолий Николаевич, и уже через два месяца, минуя третий, ему присвоили четвертый разряд, дали станок, перевели в общежитие.

А что дальше? Дальше Березовой продолжил занятия спортом, который так любит: волейбол, бокс, футбол; занялся самодеятельностью при заводе, и пошел на подготовительные курсы политеха. Вместе с друзьями он увлеченно следил за космическими исследованиями и всё думал: «Когда же полетит в космос человек?» Вот как вспоминает 12 апреля 1961 года Анатолий Николаевич: «Вдруг, неожиданно, часов в 10 утра, раздался торжествующий голос Юрия Левитана и сообщил всему миру о полете в космос первого человека». Это событие перевернуло не только течение мировой истории, дало импульс развитию науки, но и изменило судьбы множества людей, мечтой которых теперь стало совершить космический полет. Новый смысл приобрела жизнь и для Анатолия Березового: «Вот что я хочу вам сказать, — интонация Анатолия Николаевича приобрела ещё более решительное звучание, словно, говорит тот самый юноша 19-ти лет, восторженный и уверенный в своих силах, — послушал я тогда биографию Юрия Гагарина, почитал в газетах, и понял: я такой же простой парень, и, если Гагарин смог, то я попробую. Я хочу быть космонавтом!»

Большинство тех, кто мечтал бороздить необъятные просторы космоса, своей цели не достигло. Видимо, относились с разным усердием, или им не благоволили звезды. В случае с Анатолием Николаевичем в целеустремленности можно было не сомневаться, и даже дата рождения будущего покорителя космоса приходится на 11 апреля — канун Всемирного дня космонавтики и авиации. Но путь к мечте был не прост и долог: «С того дня, как я сказал себе, что хочу быть космонавтом до моего выхода в космос прошел двадцать один год, один месяц и один день», — с присущей ему точностью говорит Анатолий Березовой.

Так начался новый отсчет. «Самое сложное – выбирать в перекрестках судьбы свою дорогу. Я выбрал авиацию с прицелом на отряд космонавтов. Начал ходить в здравпункт, где мне мерили давление, проверяли легкие. Да что там, я был достаточно развитый, спортивный, а потому и проблем со здоровьем не обнаружилось, — рассказывает о новом повороте своей жизни Анатолий Николаевич – «Затем в городской военком я подал заявку на поступление в лётное училище, прошел комиссию, и в августе поехал в Волгоград, где без проблем поступил в Качинское высшее военное училище лётчиков».

Воспоминания об этой поре Березовому особенно дороги: «Наше училище находилось рядом с героическим Мамаевым курганом, там мы проходили курс молодого бойца. Помню, когда рыли учебные окопы, земля наполовину состояла из кусочков металла… И на Мамаевом кургане мы приняли присягу. Поэтому для меня Волгоград и Качинское училище – это очень свято».

«После курса молодого бойца были теоретические занятия, а по весне уже прыгали с парашютом. Тогда в первый раз я поднялся на самолете в воздух…» — «Наверное, подумали, мол, сейчас я прыгаю с парашютом, а скоро полечу в космос?» — спросила я Анатолия Николаевича, на что он с неподдельной искренностью ответил: «Что вы?! Ведь цель попасть в отряд космонавтов, это как гора Эльбрус – она очень очень далеко, сначала до неё дойти надо, а потом покорять. Сравнение Анатолием Николаевичем своего полета с горой Эльбрус вовсе не случайно, позывной для работы в космосе он выберет по названию самой высокой вершины Европы – Эльбрус. На тот момент нужно было хорошо учиться, — продолжает Анатолий Николаевич, — научиться летать, «видеть землю» как говорят летчики». С этим было сложно, поэтому, когда на втором курсе начались полёты на легких самолетах, из 185-ти студентов каждый четвертый был отчислен. А Березовой, как и во многом другом, в учебе и в полетах стал одним из лучших, и окончил Качинское ВВАУЛ с красным дипломом.

Отличник учебы мог выбирать место службы, и Анатолий Николаевич уже строил планы: думал попросить направление в ГДР или Венгрию, где интенсивные полёты и можно быстро вырасти как специалисту, повысить свой класс. Однако возможность выбирать Березовому предоставлена не была. Выпуск пришелся на тот период, когда уже требовались новые, молодые и профессиональные лётчики-инструкторы. И под это распределение попали самые лучшие выпускники Качинского, в том числе и Анатолий Березовой. Благо через два года фортуна повернулась лицом: Березовой попал в строевую часть, и стал командиром авиационного звена в гвардейском истребительном полку 48-й воздушной армии Одесского военного округа. Выяснилось, что на новом месте службы двое лётчиков уже пробовали попасть в отряд космонавтов. В доверительной беседе они сказали: «Не суйся ты туда, там у стольких ребят судьбы ломаются… На обследовании находят диагноз и можно уже прощаться с карьерой лётчика, мы еле ноги оттуда унесли». Безрадостные слова. Однако, воля Анатолия Николаевича осталась непоколебима.

Когда в 1969 году начался новый отбор в отряд космонавтов, он, конечно, попробовал свои силы. И силы Березового оказались достойны его высокой цели: из всей 5-й воздушной армии через окружной госпиталь в Одессе прошло только 40 человек, из них для дальнейшего прохождения комиссии оказался годен один только Березовой. Тогда как от воздушной армии требовалось набрать два человека. Таким образом, пройдя через эту невероятно строгую систему отбора, весной 1970 года приказом Главнокомандующего ВВС СССР капитан Анатолий Березовой был зачислен в отряд космонавтов.

Получается, что, по сравнению самого Анатолия Николаевича, он только дошел до горы Эльбрус, впереди предстояло еще восхождение – самая сложная часть пути. «Столько всего было на этом пути! Несколько раз было и такое, что я мог вылететь в космос, медицинские показания были в порядке, однако, те или иные обстоятельства препятствовали этому». Как ни парадоксально, но благодаря тому, что Березовой всегда был лучшим из лучших, он не только добивался успеха, но и сталкивался с трудностями. Например, в 1975 году, уже будучи командиром третьего экипажа по программе орбитальной станции «Салют», Березовой был переведен на новую программу, тогда была инициирована программа военной станции «Алмаз». Аргумент был следующий: «На новой программе не хватает лётчиков-космонавтов, а ты – самый лучший». Уже в марте 1977 Анатолий Березовой должен был полететь в космос в качестве командира экипажа, но полёт не состоялся. На этот раз пришли в движение жернова амбициозных конструкторов, и новая инициированная программа «Интеркосмос» закрыла программу «Алмаз».

«Если вы поставили себе очень высокую планку, то её надо держать, она опускаться не будет», — говорит наш герой. Поэтому к своей цели он продолжал двигаться столь же уверенно, и заветный день настал: 13 мая 1982 года командир экипажа Анатолий Березовой и бортинженер Валентин Лебедев стартовали с Байконура на космическом корабле «Союз Т-5». В это время в космосе уже работала орбитальная станция «Салют-7», которая была запущена незадолго до старта, 19 апреля, поэтому её первой экспедицией и стал экипаж Анатолия Березового. Программа полета была рассчитана на 175 суток. В первые дни космонавты занимались тестированием бортовых систем: автоматического сближения и стыковки и системы автономной навигации. И экипаж принял грузовой корабль «Прогресс-13», на котором было оборудование системы обеспечения газового состава, установки для проведения технологических и биологических экспериментов, кино- и фотоаппаратура, научные приборы и контейнеры с продуктами питания; также прошла перекачка воды и горючего.

Затем 25 июня согласно программе «Интеркосмос», которая подразумевала возможность участия в исследованиях космонавтов из дружественных СССР стран, экипаж Березового и Лебедева приняли экспедицию посещения в составе командира Владимира Джанибекова, бортинженера Александра Иванченкова и космонавта из Франции Жана-Лу Кретьена. Впервые на борту пилотируемой станции одновременно работало пять космонавтов, в течение недели они выполняли научную программу, подготовленную советскими и французскими специалистами. В неё входили эксперименты в сферах космической биологии и медицины, астрофизики, а также в области космического материаловедения. Полностью выполнив научную программу полёта, космонавты экспедиции посещения вернулись на Землю. Продолжая работу на борту «Салюта-7» Березовой и Лебедев вели визуальное наблюдение и фотосъемку земной суши и акватории мирового океана, а также приняли транспортный грузовой корабль «Прогресс-14», который привез оборудование для выхода в открытый космос. Выход состоялся 30 июля, космонавты тогда впервые использовали модернизированные скафандры с увеличенным ресурсом работы, а время выхода в открытое космическое пространство составило 2 часа 33 минуты.

Уже 20 августа экипаж встречал новую экспедицию посещения – экипаж в составе Леонида Попова, Александра Сереброва и Светланы Савицкой – второй женщины-космонавта и первой в мире женщины-космонавта, вышедшей в открытый космос. В ходе совместного полета было проведено более 20-ти экспериментов, а после возвращения экспедиции Анатолий Березовой и Валентин Лебедев выполнили перестыковку «Союза Т-7».

По плану полет подходил к концу, но когда ЦУП в очередной раз вышел на связь, космонавтам было предложено продлить время пребывания в космосе до 209-ти суток. Работа Березового и Лебедева не вызывала никаких нареканий, к тому же полет, проходивший в год 60-летия образования СССР, хотелось ознаменовать новым мировым рекордом – по продолжительности пребывания в космосе. Для того, чтобы провести дополнительное время на орбите с пользой, космонавты попросили разработать новую программу научных исследований и приняли предложение. Так из космоса Анатолий Березовой и Валентин Лебедев поздравили советский народ с праздничной датой. А Анатолий Николаевич с орбиты отправил поздравление родной Адыгее — с 425-летием присоединения к России.

Космический полет Анатолия Березового и Валентина Лебедева продлился 211 суток, и 10 декабря спускаемый аппарат корабля «Союз Т-7» совершил посадку в заданном районе территории СССР в 190 км восточнее Джезказгана. Условия для посадки были не лучшие: ночь, туман, шел снег, но всё прошло благополучно.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1982 года за успешное осуществление космического полета и проявление при этом мужества и героизма лётчик-космонавт СССР полковник Анатолий Березовой был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением Ордена Ленина и медали «Золотая звезда». Это далеко не полный список медалей и регалий Анатолия Николаевича, в него входят и французский Орден офицера Почетного легиона, звание лауреата национальной премии «Во славу Отечества» и многие другие.

В самом начале нашей беседы меня поразило, с какой ответственностью к ней подготовился сам Анатолий Николаевич. На интервью он принёс различные документы по полёту, аудиозаписи, бортовые журналы, и я подумала: «Только таких обстоятельных и серьезных людей и берут в космонавты». Впервые я увидела бортовой журнал космического корабля, туда Анатолий Николаевич последовательно и точно вносил записи, осмыслить, что это происходило вне земного пространства и в условиях невесомости было крайне сложно. В ходе всей беседы меня не покидало ощущение чего-то великого, светлого, и чувство огромной гордости, что Анатолий Березовой родом из Адыгеи! В свою очередь, Анатолий Николаевич держался непринужденно и открыто, с достоинством и благородством — общаться с таким человеком очень приятно и познавательно.

Сегодня Анатолий Березовой – полковник в отставке, но для него это отнюдь не повод вести размеренный образ жизни. Активности Анатолия Николаевича могут позавидовать многие молодые. Он бодр и подтянут, потому что всегда занимается спортом, а его плотный график не оставляет надежды на случайное общение. Разговаривая накануне Дня космонавтики, Анатолий Николаевич обозначил основные пункты: «4-го мы проводим традиционный мемориал-пробег памяти Гагарина, на него приезжают все желающие, он интернациональный, в прошлом году было около 1,5 тысячи человек, вместе с другими космонавтами я приветствую участников пробега и провожу церемонию награждения; рано утром 5-го числа я отправляюсь на встречу со школьниками в Чебоксары по приглашению президента Чувашии Федорова; 8-го числа у меня еще одна встреча – будучи членом Благотворительного фонда, который занимается беспризорными детьми, я веду с ними беседы; 10-го числа проводится теннисный турнир имени Ю. Гагарина, посвященный Дню космонавтики, я тоже чтобы показать достойную игру хожу на корт, тренируюсь; а 11-го у нас в Звездном городке собрание, посвященное Дню космонавтики».

— «Нам всё-таки удалось вклиниться в ваш напряженный график» — отметила я.

— «Удалось, а как же иначе?» – быстро отреагировал Анатолий Николаевич. – «Я отменил одну договоренность и сказал: «Нет, ребята, в этот день я буду в Москве, но буду не с вами, а со своими земляками — в Представительстве Адыгеи».

Адыгея по признанию самого Анатолия Николаевича Березового – край его души. Несмотря на то, что Березовой уже 40 лет живет в Звездном городке под Москвой, его мысли и чаяния неразрывно связаны с родным краем. Он хочет быть не единственным космонавтом из Адыгеи, и придает огромное значение воспитанию подрастающего поколения. Долгое время Анатолий Николаевич вынашивал идею по созданию в Майкопе Музея-Центра космонавтики и авиации, которому он передал бы свое собрание материалов и где общался бы с молодыми земляками. «Всё должно находиться в движении. Считаю, что если у человека есть, что-то, что может быть полезным, он должен это реализовывать», — говорит Анатолий Николаевич. И его идея уже претворяется в реальность: другой наш известный земляк, правнук промышленника и благотворителя Лю Трахова, Энвер Трахов, являющийся президентом Федерации космонавтики Кубани, помог найти помещение в Краснодаре, где будет размещен Музей-центр космонавтики и авиации, теперь земляки смогут воочию общаться со своим героем и познакомиться с интереснейшими экспонатами. Космический закон гласит: всё, что делается, возвращается вдвойне. Уверенна, что стараниями Анатолия Николаевича Березового в Адыгее вырастет новое славное поколение покорителей космоса.

Ева Шанибова

Источник

Реклама
 

Метки: , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: